36

«Красная» Роза Люксембург и «несгибаемый революционер» Карл Либкнехт

  1. lenta.co
  2. 2000
  3. Революция

   Читать оригинал публикации на diletant.media   

Удивительным образом неразрывные соратники Роза Люксембург и Карл Либкнехт родились в один и тот же, 1871 год. Он 13 августа в Лейпциге, в семье парламентского политика и дочери знаменитого адвоката. Она 5 марта в Российской империи в семье зажиточных евреев-коммерсантов. Стоит отметить, что по отцовской линии Либкнехт принадлежал к прямым потомкам реформатора церкви Мартина Лютера, а крестными родителями будущего теоретика социализма в приходской книге значатся «Доктор Карл Маркс из Лондона» и «Фридрих Энгельс, рантье в Лондоне».

Свои юношеские годы Либкнехт проводит за научными штудиями и в 1897 году получает степень доктора юридических наук в старейшем Вюрцбургском университете Германии. Роза Люксембург, поступив в женскую гимназию в Варшаве, напротив, сразу же начинает заниматься революционной деятельностью, став активным участником польской подпольной организации «Пролетариат». Спасаясь от преследования властей, она эмигрирует в Швейцарию, присоединяясь к сформировавшимся там марксистским революционным кружкам. Понимая важность наличия всестороннего образования, она поступает в Цюрихский университет, где изучает политическую экономию, право и философию, и, кроме того, продолжает заниматься революционной пропагандой среди студентов.

Активная политическая деятельность Розы Люксембург начинается в 1890-е годы, когда она становится одним из основателей Социал-демократической партии Королевства Польского и Литвы и берет на себя руководство ее печатным органом — газетой «Справа роботнича». В 1898 году Люксембург переезжает в Германию, причем для получения немецкого гражданства она вынуждена была вступить в фиктивный брак.


Карл Либкнехт и Роза Люксембург

Образ Розы Люксембург органично сформирован как из ее политической деятельности, так и из знаменитых перипетий ее биографии и конфликтов в личной жизни. Спустя несколько лет после переезда, окунувшись в волнительную жизнь немецких революционеров, Роза Люксембург становится близкой подругой главной феминистки Германии Клары Цеткин, и, более того, с 1907 года начинается ее роман с сыном Цеткин, Константином. Он посетил ее выступление на съезде Второго интернационала, а она приняла его приглашение стать наставником в изучении марксизма.

Увы, этому союзу не суждено было продлиться, а больше в брак Люксембург так и не вступила. Кстати, и Клару Цеткин, и Розу Люксембург вдохновили на революционную деятельность мужчины: Клара в 25 лет встретила в Париже Осипа Цеткина, высланного из Германии, а Роза в 18 лет была очарована социалистом Лео Йогихесом, носящего революционный псевдоним Ян Тышка. Мечтательная, хорошо образованная Роза писала своему возлюбленному чудесные, полные лиризма и романтики письма: «Если мне когда-нибудь захочется снять с неба пару звезд, чтобы подарить кому-нибудь на запонки, то пусть не мешают мне в этом холодные педанты и пусть не говорят, грозя мне пальцем, что я вношу путаницу во все школьные астрономические атласы».


Клара Цеткин и Роза Люксембург

Важнейшим пунктом социально-политической программы Карла Либкнехта стало представление о милитаризме как важнейшем оплоте капитализма, что влекло за собой настойчивые антивоенные требования, которые должны были стать кирпичиком в крепости будущего мирового интернационала рабочих. Либкнехт в 1907 году стал одним из основателей «Социалистического интернационала молодежи» — одного из крупнейших социалистических и социал-демократических молодежных организаций, в состав которой до сих пор входят представители из более чем 100 государств мира. Знаменит лозунг Либкнехта — «Главный враг в собственной стране!». Так, уже в самый разгар Первой мировой войны в 1915 году немецкий политический мыслитель обосновал и поддержал тезис о «превращении империалистической войны в гражданскую», обратившись к слушателям с призывом обратить оружие против своих классовых врагов внутри кайзеровского государства. Революционный призыв «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!» был произнесен Либкнехтом 1 мая 1916 года во время демонстрации на Потсдамской площади в Берлине. За участие в шествии и, как бы сейчас сказали, «экстремистские высказывания» его приговаривают к 4 годам и 1 месяцу заключения в тюрьме в Люккау, но в 1918 году он получает амнистию.


Карл Либкнехт

Само название «Союза Спартака» — созданной в 1916 году Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург марксистской организации, вошедшей впоследствии в «Коммунистическую партию Германии», — напрямую адресует к персонажам античной истории, герои которой стали неотъемлемой частью не только германской, но и большевистской пропаганды. С легкой руки Ленина фигура Спартака приравнивалась к праведному мученику, погибшему в ходе справедливой войны «для защиты порабощенного класса». Организация Либкнехта и Люксембург выпускала материалы, рассказывающие о целях и задачах движения и, само собой, так или иначе трактовали его название. Если для Люксембург древнеримский Спартак уже стал просто символом, не нуждаясь в реальном прототипе, то Либкнехт подчеркивал особую актуальность фигуры восставшего гладиатора в годы Первой мировой войны, что стимулировало дополнительные исследования, посвященные спартаковскому восстанию и его последствиям. Апогеем мифологизации образа Спартака стала книга Ф. Ридли 1919 года, посвященная памяти Либкнехта и Люксембург. Заканчивая свою работу, автор писал, что в ее основе «картина единой системы революций от древности до нового времени, мысленный пантеон революционных освободителей, погибших за человечество, обозначив крайними вехами Спартака и Розу Люксембург». Так, античный герой зачислялся в ряды предшественников современного интернационального революционного движения, не знающего различий в национальностях, исторических обстоятельствах или условиях становления.

Особого внимания заслуживает сформулированная Розой Люксембург в брошюре Юниуса историческая альтернатива — социализм или варварство, которая навязывала кардинальный выбор: гибель культуры или переход к социалистическому способу производства. Подобные эсхатологические мысли о конце привычного и устоявшегося европейского способа жизни не раз выдвигались философами и культурологами на рубеже веков. Одни, как Освальд Шпенглер, смотрели на «закат Европы» с надеждой на неминуемое начало грядущего циклического обновления. Другие, как Хосе Ортега-и-Гассет, опасались возможного «восстания масс». Что бы ни происходило на протяжении бурного XX столетия с европейской культурой и политикой, предречения о ее закате или конце продолжают звучать (например, из уст американского философа Фрэнсиса Фукуямы), причем как раз-таки с некоторой оглядкой на фаталистические мысли Розы Люксембург столетней давности.

«Красная» Роза, безусловно, входит в число наиболее значимых деятелей социал-демократического и коммунистического движения начала XX века. Она талантливый оратор и политический агитатор, активно участвует в заседаниях и конгрессах Второго и Третьего интернационала, возглавляет леворадикальную оппозицию. Кроме того, Люксембург известна и как теоретик революционного марксизма: ее работа «Накопление капитала» содержит ряд утверждений и выводов, которые легли в основу целого направления в экономической мысли, носящего ее имя — люксембургианство. Находясь в тюрьме, Люксембург продолжала агитационную работу, конспиративно посылая из заключения подписанные псевдонимом «Юниус» брошюры и воззвания к рабочим, одно из которых — «Кризис социал-демократии» — произвело неизгладимое впечатление на Ленина. Кстати, если в период до осуществления Октябрьского большевистского переворота 1917 года Роза Люксембург зачастую поддерживала идеи Ленина, то уже в сентябре 1918 года в брошюре под названием «Русская революция. Критическая оценка слабости» она предсказала, к чему может привести подавление политических свобод ленинской «диктатурой пролетариата»: «…действительно руководит только дюжина наиболее выдающихся людей и только отборная часть рабочего класса время от времени собирается на собрания для того, чтобы аплодировать речам вождей и единогласно одобрять предлагаемые резолюции. Таким образом — это диктатура клики, несомненная диктатура, но не пролетариата, а кучки политиканов».

Любопытен в этой связи эпизод из очерка Максима Горького «Ленин». Повествователь рассказывает историю из своей жизни, как у видного деятеля Коммунистической партии Парвуса была доверенность на сбор гонорара с театральных показов пьесы «На дне». Собрав огромную сумму денег в 100 тысяч марок, Парвус прислал отчетное письмо, в котором сообщил, что потратил все собранные средства на путешествие с одной барышней по Италии, к чему руководство партии отнеслось снисходительно. Из чувства такта Горький не назвал имени красивой дамы, но для партийных руководителей не было тайной, что в очерке шла речь о Розе Люксембург. Вероятно, именно поэтому язвительный и ироничный Троцкий окрестит ее затем «Дульсинеей Революции».


Фото с Амстердамского конгресса 1904 года. Роза Люксембург, Карл Каутский, Виктор Адлер, Георгий Плеханов и другие

Убийство Либкнехта и Люксембург зимой 1919 года вызвало широкий общественный резонанс, в том числе и со стороны руководителей Советского государства. Так, Троцкий произносит патетическую речь на заседании Петроградского Совета, возводя погибших немецких революционеров в пантеон коммунистических мучеников: «Вас уже нет в кругу живущих, но вы присутствуете среди нас, мы ощущаем ваш могучий дух, мы будем бороться под вашим знаменем, наши боевые ряды будут овеяны вашим нравственным обаянием! И каждый из нас клянется, если придет час, и потребует революция — погибнуть, не дрогнув, под тем же знаменем, под которым погибли вы, друзья и соратники, Роза Люксембург и Карл Либкнехт!» К слову сказать, эту верность заветам первых Интернационалов Троцкий сохранит вплоть до 1927 года, когда, представ перед судом партии, изгонявшей его из своих рядов, он тоже вспомнит о выдающихся революционерах, но уже в ином, оправдательном ключе: «Я утверждаю, что никогда не расходился с большевизмом больше, чем Роза Люксембург и Карл Либкнехт — в тех вопросах, что они расходились с большевизмом. Пускай кто-нибудь посмеет сказать, что они были меньшевиками».